Информационная война против УО

 

Электронный журнал
 
                                                                                                              № 4 апрель 2016
 
РЫНОК
 
Презумпция вины, концепция вражды
Д.Ю. Нифонтов,
руководитель проекта ЖКХ ЦДО "Акато"
 
Против исполнителей коммунальных услуг ведется настоящая информационная война.
Чтобы выжить, УО, ТСЖ, ЖСК должны активно включаться в информационную работу и стремиться переломить ситуацию, привлекая потребителей в союзники.
 
Проявления информационной войны
Отношение к УО, ТСЖ, ЖСК со стороны потребителей коммунальных услуг, ресурсоснабжающих организаций (РСО), органов власти, надзорных инстанций и судов зачастую предвзятое. УО, ТСЖ, ЖСК воспринимаются как лица, по умолчанию недобросовестные, стремящиеся исключительно к ущемлению прав потребителей и наживе.
Фактически в отношении УО, ТСЖ, ЖСК применяется комплекс мер информационно-психологического воздействия. Речь идет о репутации, т. е. о комплексе оценочных представлений, сформированном на основании сведений. Проведем оценку информационных потоков в ЖКХ.
Можно выделить ряд информационных систем как обособленных – таких как системы органов власти, надзорных и судебных органов, РСО, так и некую общую информационную систему, объединяющую всех участников жилищных отношений. Поскольку депутаты, министры, судьи, жилищные инспекторы – такие же потребители жилищно-коммунальных услуг (ЖКУ), как и все остальные граждане России, то эту общую информационную систему можно назвать системой потребителей.
Обособленные группы потребителей (например, представители различных ведомств и инстанций), имеющие доступ к закрытым специализированным информационным системам, в любом случае существуют в общем информационном поле потребителей ЖКУ. Именно они объединяют общую и специализированные информационные системы.
Обычно информационную войну принято рассматривать как политический процесс, в который вовлекаются государства, а не отдельные лица или организации внутри одной страны. Эксперты выделяют несколько признаков межгосударственных информационных войн.
В качестве признаков информационной войны выделяют следующие.
1. Наращивание присутствия государства-агрессора в информационном поле атакуемого государства (создание своих СМИ) и наращивание влияния агрессора – технологического, финансового, идеологического, информационного – на национальные СМИ атакуемого государства с целью установления частичного или полного контроля над информационными ресурсами.
2. Создание благоприятных условий для возникновения внутри атакуемого государства новых квазисамостоятельных субъектов геополитической активности, интересы которых противоположны интересам атакуемого государства.
3. Укрупнение геополитических субъектов, создание новых союзов и коалиций на основе совместной конкурентной борьбы за преимущественное влияние на определенные части информационно-психологического пространства.
4. Введение комплекса мер информационной блокады – информационная изоляция, отсечение атакуемого государства от международных информационных ресурсов.
5. Создание негативного психологического фона в отношении деятельности конкретных лиц или органов атакуемого государства.
6. Целенаправленные действия по формированию атмосферы психологической напряженности.
Проецируя перечисленные признаки на сферу ЖКХ, можно легко увидеть аналогии, причем в качестве атакуемых субъектов выступают исполнители коммунальных услуг (ИКУ).
Рассмотрим каждый из этих признаков применительно к ИКУ.
Контроль СМИ
Большинство информационных ресурсов России (телевидение, печатные и электронные СМИ) выставляют ИКУ в негативном свете.
Практически ежедневно мы слышим из телепередач о «нерадивых коммунальщиках», которыми у нас традиционно именуются исключительно ИКУ.
РСО, поставляющие коммунальные ресурсы, у нас, как ни странно, «коммунальщиками» не называются.
Печатные и электронные СМИ публикуют «громкие» статьи, разоблачающие работников УО, ТСЖ, ЖСК, уличающие их в обманах, хищениях, мошенничестве.
Трудно вспомнить какие-либо позитивные телепередачи и статьи о работниках УО, ТСЖ, ЖСК, найти публикации и передачи с восторженными отзывами о героических усилиях работников УО, ТСЖ, ЖСК, качественно и эффективно управляющих домами.
Агрессивная позиция по отношению к ИКУ вполне соответствует первому признаку информационной войны – установление полного контроля над информационными ресурсами.
 
Создание благоприятных условий для квазисамостоятельных субъектов
В жилищной сфере создаются многочисленные организации общественного, муниципального, государственного жилищного контроля, появляются различные активисты, председатели советов МКД.
Цель своей деятельности они видят именно в борьбе с ИКУ. Объектами жилищного контроля становятся УО, ТСЖ, ЖСК.
Почему-то не создаются организации по контролю соблюдения законности в сфере тарифообразования.
Теперь исполнительный и контролирующий орган совмещен в одном лице.
Редко встречаются рассуждения экспертов об установлении завышенных тарифов органами государственной власти.
А ведь именно регулируемая государством стоимость коммунальных услуг составляет большую часть квартплаты.
Редко публикуются разоблачения мошенничеств различных тепло- и водоснабжающих организаций, не соблюдающих температурные графики, не обеспечивающих надлежащий ремонт тепловодоканализационных сетей на территориях муниципальных образований.
Не афишируется, что обслуживание этих сетей входит в тариф на коммунальные услуги и является прямой обязанностью РСО, но никак не УО, ТСЖ, ЖСК.
Зона ответственности непосредственно УО, ТСЖ, ЖСК – надлежащее содержание общего имущества. Повсеместно признано, что качество технических и инженерных систем большинства МКД низкое.
Именно сами жильцы бьют в подъездах стекла и ломают двери, портят стены и ступени, повреждают перила, замки на дверях в подвалы и на чердаки, бросают мусор в подъездах и во дворах. Однако для борьбы или воспитания таких вандалов не создаются общественные объединения и не организуются активисты.
Активисты и контролеры ведут борьбу с УО, ТСЖ, ЖСК. И именно для борьбы с ИКУ создаются горячие линии, проводятся бесплатные вебинары и т. п.
Такие борцы – это квазисамостоятельные субъекты, появлением которых характеризуется информационная война. Почему «квазисамостоятельные», разъясним чуть позже.
 
Создание союзов и коалиций
Помимо отдельных организаций жилищного контроля, создаются объединения, в т. ч. межрегио-нальные. Объединяются отдельные активисты и группы общественных организаций. Некоторые из них действуют на территориях не только отдельных поселений, но и целых регионов, и даже в масштабах всей страны.
Многие общественные организации жилищной сферы поддерживаются органами государственной власти – региональными и даже федеральными.
Эти организации практически не занимаются законотворческой, нормотворческой деятельностью, не взаимодействуют с правоохранительными и надзорными органами, не проводят экспертиз, они работают в информационном поле.
Укрупнение субъектов, создание союзов и коалиций, которые объединяются для совместной конкурентной борьбы за право преимущественного влияния на определенные части информационно-психологи-ческого пространства, – один из признаков информационной войны.
Информационная изоляция
Очевидно, что информация о различных нарушениях ИКУ востребована.
При этом самим УО, ТСЖ, ЖСК очень проблематично присутствовать в информационном пространстве телевидения, печатных или электронных СМИ.
Информация от УО, ТСЖ, ЖСК скучна и воспринимается как априори недостоверная. Не воодушев-ляют отчеты и рапорты, что все хорошо.
Для потребителей очевидно, что все должно быть хорошо, но на самом деле все плохо. Любые усилия ИКУ воспринимаются как должное.
Рассказы о недобросовестных потребителях, о жалобщиках вызывают в обществе желание поддержать потребителя: «Молодец! Правильно жалуется!» или «А за что вам вообще платить?».
Если ИКУ говорят о нарушениях закона органами прокуратуры, ГЖИ и судами, информация оценивается совсем не в пользу ИКУ.
Создается информационная блокада. УО, ТСЖ, ЖСК фактически исключаются из информационного пространства, их присутствие в качестве источника информации сводится к минимуму. А как раз блокада атакуемого субъекта – один из признаков информационной войны.
Как следует из приведенных рассуждений, по четырем из шести признаков уже видно, что информационная война действительно идет.
 
Наличие оставшихся двух признаков: «Создание негативного фона в отношении конкретных лиц» и «Формирование атмосферы психологической напряженности» представляется очевидным. И негативный фон в отношении деятельности УО, ТСЖ, ЖСК, и атмосфера психологической напряженности в сфере ЖКХ однозначно присутствуют.
Таким образом, все шесть признаков информационной войны в сфере ЖКХ присутствуют.
Атакуемые субъекты определяются достаточно точно – это УО, ТСЖ, ЖСК.
 
Квазисамостоятельные субъекты
При буквальной расшифровке приставки «квази» (как бы) название «как бы самостоятельные субъекты» говорит само за себя.
Информационная система, в которой ведется информационная война, – самообучающаяся. Такая система изменяется при внешнем информационном воздействии. Она не просто обрабатывает поступившие данные по определенному алгоритму, но и меняет сам алгоритм в зависимости от поступивших данных.
Пример
Человек – классическая самообучающаяся система. Если ребенку сказать, что чайник трогать нельзя, потому что он горячий, то ребенок его может все равно потрогать, поскольку в нем заложен алгоритм проверки поступивших сведений.
Обжегшись, т. е. получив информацию, что значит «горячий», ребенок меняет алгоритм обработки данных. В следующий раз, услышав, что чайник или утюг горячий, он уже не спешит их трогать.
То есть система тут же скорректировала алгоритм обработки первоначальной информации, и повторно те же сведения обработались совсем по другой схеме. При этом был получен иной результат.
В информационной самообучающейся системе алгоритмы могут меняться как в зависимости от поданных на вход данных, так и вследствие внутреннего взаимодействия ее элементов, в т. ч. вследствие изменения количества таких элементов.
В системе, где ведется информационная война против ИКУ, не требуется воздействие в виде последовательного и полного информирования. Исходные данные могут подаваться обрывочно через разные входы информационной системы. Сама система выстраивает алгоритм обработки этих сведений, дополняет их, корректирует. При этом доверие к информации, обработанной самой системой, всегда возрастает.
Пример
Обрывочные данные о возможных нарушениях УО, ТСЖ, ЖСК формируют стойкую убежденность в недобросовестности этих организаций.
Заявления о необходимости борьбы с этими расхитителями и об официальной поддержке этой борьбы порождают активистов.
Последние уверены, что они сами решили начать борьбу, до которой некоторое время назад им и дела не было.
Навязчивые, но неполные сведения о порядке обжалования действий УО, ТСЖ, ЖСК, о порядке рассмотрения обращений органами власти, судебными и надзорными инстанциями порождают у активистов же- лание изучить эти механизмы.
Через некоторое время они уже считают себя экспертами, самостоятельно разобравшимися в хитросплетениях.
При этом формируется система мировоззрения, мнения, выводы, сделанные на основе сведений, часть которых проверить невозможно, часть – затруднительно. Проверка требует сил, средств, времени.
«Правильные» информационно-психологические атаки формируют замотивированного на выгодные агрессору действия активиста. Его набор знаний и умений минимален и заточен на выполнение задачи.
Таких субъектов в их борьбе с УО, ТСЖ, ЖСК правильнее называть квазисамостоятельными.
Этот термин относится не только к отдельным гражданам, но и к общественным организациям и объединениям.
Обычно у таких организаций нет четко сформулированных целей.
Называть в качестве цели «защиту прав потребителей жилищно-коммунальных услуг», но при этом не оказывать юридическую помощь, представляется совершенно неверным.
Заявленная цель не реализуется без соответствующих ей механизмов.
Называть в качестве цели деятельности «общественный жилищный контроль» тоже кажется не совсем верным, поскольку непонятно, кто кого контролирует, с какой целью, какие имеет полномочия.
В ЖКХ существуют договорные отношения.
Собственники помещений для управления своей собственностью создают ТСЖ или нанимают УО, поручают этим организациям управление своим домом и взаимодействуют в рамках договора управления либо устава ТСЖ.
При неисполнении обязательств стороны имеют право вести переговоры или обратиться в надзорные и судебные инстанции.
С какой стороны, от чьего имени и в качестве кого здесь выступает общественный жилищный контроль, непонятно.
Помимо квазисамостоятельных субъектов в информационной войне участвуют вполне самостоятельные субъекты.
Их цели четко сформулированы, методы и алгоритмы действий разработаны, источники финансовых, технических, административных, трудовых и иных ресурсов определены.
Квазисамостоятельность в действиях ряда субъектов вовсе не означает их некомпетентность, низкий интеллектуальный уровень или непорядочность.
Часто информационные атаки направлены именно на компетентных, грамотных субъектов. Ведь они, получив информационное воздействие по замыслу инициаторов информационной войны должны действовать самостоятельно и с высокой эффективностью, что подразумевает активность, грамотность, компетентность в достаточном для осуществления своих функций объеме.
 
Презумпция вины
Рассмотрев некоторые признаки информационной войны против УО, ТСЖ, ЖСК, перейдем к ее причинам и целям.
Самое существенное последствие этой информационной войны – выработка некой «презумпции вины» ИКУ. Негатив по отношению к УО, ТСЖ, ЖСК очевиден. Репутация этих организаций подорвана, их недобросовестность многим представляется аксиомой. Указанное последствие выявлено давно, и инициаторы информационной войны не могут не знать об этом. Поскольку информационное воздействие продолжается, можно уверенно заявлять, что презумпция вины ИКУ – одна из целей этой войны.
Получается гениальная схема информационного воздействия. При частичном достижении цели, выраженной в создании негативного образа ИКУ, этот негативный образ провоцирует элементы информационной самообучающейся системы на действия по доказыванию негативной репутации ИКУ. Презумпция вины укрепляется, процесс продолжает двигаться по спирали, усиливаясь на каждом витке даже без дополнительных внешних информационных воздействий.
В результате в информационном поле сложилось стойкое предубеждение против ИКУ, которое влияет на всех участников жилищных отношений, в т.ч. на представителей судебных, надзорных инстанций, органов государственной власти и местного самоуправления, на потребителей ЖКУ.
Именно с позиции презумпции вины часто рассматриваются споры с участием УО, ТСЖ, ЖСК, освещают события в СМИ.
Именно с этой позиции смотрят на жилищную сферу законодатели и представители государственных органов исполнительной власти, принимая соответствующие законы и нормативные правовые акты.
ИКУ не единственные организации жилищной сферы, и большая часть вопросов от них не зависит.
К наиболее значимым проблемам ЖКХ можно отнести:
· тарифы и нормативы на коммунальные услуги – это компетенция органов государственной власти субъектов РФ;
· качество коммунальных услуг. Улучшить качество коммунального ресурса, поданного в МКД, ИКУ технически не может;
· аварии на городских сетях, утечки, перерывы в предоставлении коммунальных ресурсов – это вопросы органов местного самоуправления, РСО и иных специализированных организаций.
Однако негативные последствия действий или бездействия РСО, органов государственной власти и местного самоуправления не афишируются. При этом сведения о нарушениях со стороны УО, ТСЖ, ЖСК не просто активно распространяются, но и смакуются, пережевываются, ставятся на контроль и т. д.
 
Недостоверность информации
Немаловажно, что часть нарушений попросту вымышлена, часть – фиктивна, т. е. они могут существовать в силу закона, но вина именно УО, ТСЖ, ЖСК часто сомнительна.
Пример
Телеведущий сделал заявление примерно такого содержания: «Если вы выходите с утра на работу и видите неочищенную от снега, не посыпанную песком пешеходную дорожку, это – нарушение. Коммунальщики обязаны дважды в день очищать пешеходные проходы и автомобильные проезды во дворах от снега и обрабатывать их противогололедными материалами. Вы можете обратиться в управляющую организацию и потребовать устранить нарушения. В случае отказа управляющей организации обращайтесь в жилищную инспекцию».
Все выглядит логично. Однако есть существенное «но»: ни одна норма не устанавливает, что именно дважды в день производится очистка от снега, что снег должен быть убран до начала рабочего дня. Для этого необходимо, чтобы персонал УО выходил на работу в ночь.
Нормы трудового законодательства устанавливают необходимость повышенной оплаты такого труда. Эти дополнительные расходы включаются в тариф на содержание.
Если собственники помещений готовы платить больше, то можно устанавливать любую периодичность работ и любой график – в сфере управления МКД действуют договорные отношения. Договариваться стороны могут о множестве различных аспектов.
Но телеведущие об этом не говорят. Потребители, услышав о неких несуществующих нормах по телевизору, да еще с указанием, куда надо обращаться, сначала звонят в УО, где получают закономерный отказ и разъяснения, что их ввели в заблуждение, поскольку периодичность работ установлена договором управления. И летят жалобы в ГЖИ, которая организует проверку УО.
Для проверки истребуют документы УО. Это расходы на копирование и отправку документов, отвлечение персонала УО от основной работы и т. п. Проверяющий орган, также руководствуясь презумпцией вины, тщательно ищет какое-либо нарушение (не зря же проводится проверка!) и налагает штраф на УО или отдельных должностных лиц. Заявителей может быть несколько.
И каков результат?
УО понесет необоснованные финансовые потери, которые можно покрыть только из средств, вносимых потребителями в качестве платы за содержание жилья. Специалисты УО вместо своих обязанностей вынуждены обрабатывать жалобы, обращения, готовить объяснения и документы для проверяющих и надзорных органов.
Здесь впору вспомнить о DoS-атаках – хакерских атаках на вычислительные системы с целью вывода их из строя.
На атакуемую систему направляется множество запросов. Это могут быть вполне легальные запросы, например, на предоставление информации, приобретение товаров согласно профилю соответствующего интернет-сайта.
В результате DoS-атак сначала затрудняется или прекращается доступ к системе легальных пользователей, а затем вся система может стать неработоспособной из-за нехватки ресурсов для обработки запросов.
Многочисленные обращения в УО, ТСЖ, ЖСК аналогично DoS-атакам могут приводить не только к дестабилизации деятельности ИКУ, но и к полной потере его работоспособности.
Когда все специалисты вынуждены обрабатывать жалобы и обращения, а также взаимодействовать с контролирующими или надзорными органами, управлять домами будет попросту некому.
Пример
Известен случай, когда в одной УО провели более 400 проверок в течение года. С учетом того что рабочих дней в году существенно меньше, несколько инстанций проводили проверки одновременно.
Такая ситуация – одно из последствий предоставления потребителям ЖКУ недостоверной информации.
Сведения о фиктивных нарушениях также не редкость.
Пример
Жилищное законодательство устанавливает для ИКУ два вида правоотношений: по приобретению коммунального ресурса с РСО и по оказанию коммунальных услуг с потребителями. При этом стоимость и объем потребления коммунального ресурса равны стоимости и объему потребления коммунальных услуг. Иными словами – обязательства ИКУ перед РСО по оплате коммунального ресурса равны обязательствам потребителей перед ИКУ по оплате коммунальной услуги.
 
Добиться стопроцентной оплаты затруднительно. У ИКУ возникает задолженность перед РСО на сумму недоплаты потребителей. У ТСЖ все средства – целевые, и погашать задолженность за коммунальный ресурс из средств, предназначенных на содержание общего имущества, запрещено.
Что в этом случае делает РСО? Именно то, что в отношении потребителей – физических лиц прямо запрещено Законом о персональных данных.
РСО указывает, что ИКУ (УО, ТСЖ, ЖСК) должен им за потребленный коммунальный ресурс. РСО действует абсолютно правомерно, в точном соответствии с законом. Наличие задолженности подтверждается договором ресурсоснабжения, показаниями приборов учета, состоянием финансовых расчетов между ИКУ и РСО.
Громогласно заявляется, что такая-то УО или такое-то ТСЖ – должники: ресурс потребили, а заплатить за него не хотят!
ИКУ объявляется недобросовестным. Все в точном соответствии с презумпцией вины и правилами информационной войны.
Робкие попытки ИКУ огласить сведения о том, что долг перед РСО возник исключительно вследствие неплатежей собственников помещений, пресекаются в соответствии с информационной блокадой.
Потребители–должники начинают рассуждать так: «Зачем я буду платить, когда УО, ТСЖ, ЖСК денежки попросту присваивают и сами никому не платят? Ворам платить не хочу!».
И долг растет, способствуя нагнетанию напряженности, повышая уверенность в правильности презумпции вины.
Задолженность ИКУ перед РСО – нарушение. С ИКУ могут взыскать долги вместе с пенями, штрафами и т. п. При этом вина ИКУ несмотря на ее наличие в силу закона при здравом рассуждении не столь существенна.
Приведенные примеры можно рассматривать как последствия информационной войны и утвердившейся презумпции вины.
Обратим внимание на действия некоторых отдельных групп элементов информационной системы.
 
Суды
В 2013 г. постановлением Правительства РФ от 16.04.2013 № 344 из Правил предоставления коммунальных услуг была исключена услуга «водоотведение на ОДН».
Однако РСО продолжали предъявлять эту услугу к оплате ИКУ. О незаконности этого никто не спорил. ИКУ не давали права требовать деньги за эту услугу с потребителей, а вот против взыскания платы несуществующих услуг с ИКУ суды не возражали.
Понадобилось лишь 2,5 года, чтобы Верховный Суд РФ принял несколько определений о том, что предъявление к оплате ИКУ в пользу РСО несуществующей услуги «водоотведение на ОДН» незаконно. Но до сих пор по этому поводу нет единообразия в судебной практике.
Пример
В одном из судебных заседаний судья, прервав объяснения специалистов УО, спросила: «Вы представляете управляющую организацию? Тогда не надо ничего пояснять, все понятно. Суд удаляется для вынесения решения». И была признана обязанность УО оплачивать несуществующую услугу.
В отношении пеней за коммунальные услуги очень часто суды принимают решения отказать ИКУ во взыскании пеней с должника-потребителя. При этом пени в пользу РСО с должника-ИКУ взыскиваются обычно в полном объеме.
По одному из дел суд принял поразительное решение. Речь шла о взыскании стоимости потребленной теплоэнергии с одной крупной УО в пользу РСО.
Сумма иска составляла примерно 37 млн руб. УО частично была согласна с иском, разногласия касались суммы в 80 тыс. руб. Были предоставлены подробные расчеты.
Однако суд не стал их рассматривать и слушать объяснения сторон, а принял «простое» решение: «Удовлетворить иск в полном объеме в связи с малозначительностью спорной суммы».
То есть основанием для удовлетворения иска стали не расчеты, не нормативные правовые акты, а то обстоятельство, что, по мнению судьи (как говорится в законе – по внутреннему убеждению), сумма 80 тыс. руб. незначительна.
В процентном отношении к общей сумме иска 80 тыс. руб. небольшие деньги, но это месячная зарплата нескольких работников УО.
Да и какая разница, идет речь об одном рубле или об одном миллионе? Ведь суд должен всесторонне оценивать обстоятельства.
Можно задать вопрос, почему на том же основании сумма иска не была уменьшена на эту же сумму, но тут очевидно действие презумпции вины ИКУ.
Решение суда оставлено в силе апелляцией и далее не обжаловалось.
Это лишь несколько примеров, которые дают представление о предубежденности судов. Судьи, как и все прочие граждане, подвержены информационным атакам, и в их сознании также закреплена презумпция вины ИКУ.
 
Органы государственной власти, политики, кандидаты на выборные должности
Казалось бы, законодательная и исполнительная власть лучше других должны понимать ситуацию и действовать логично, учитывать интересы всех участников жилищных отношений. Но и тут презумпция вины ИКУ довлеет в умах депутатов и министров.
Иначе чем можно объяснить, например, метания законодателей в части раскрытия информации о деятельности УО?
Последние несколько лет в России ведется кампания по понуждению ИКУ раскрывать информацию о своей деятельности, и объем подлежащей раскрытию информации постоянно растет. В качестве обоснования такой обязанности указывается необходимость прозрачности деятельности для потребителей ЖКУ.
Не совсем понятно, о какой прозрачности нам все время говорят. Тариф на содержание общего имущества устанавливается общим собранием собственников и указывается в квитанции. Состав работ по содержанию – неотъемлемая часть договора управления, причем в перечне работ указывается и их периодичность, и их стоимость. Этой информации вполне достаточно для понимания объема и стоимости выполняемых работ.
Тарифы и нормативы на коммунальные услуги регулируются государством, соответствующие нормативные правовые акты имеются в открытом доступе. Иными словами, заинтересованный человек вполне может сам посчитать, сколько и за что он платит. Другое дело, что далеко не всем хватит элементарных знаний для такого расчета. Но ведь отсутствие знаний у потребителей невозможно вменять в вину УО, ТСЖ, ЖСК.
При этом ИКУ обязаны соблюдать Стандарт раскрытия информации и разместить на специальном сайте огромное количество данных по каждому дому. Большинство этих сведений совершенно не нужно потребителям ЖКУ. Поразительно мало потребителей, изучивших данные, обнародованные во исполнение Стандарта раскрытия информации.
Вывод – раскрытие информации именно в установленном законом объеме самим потребителям не требуется. При этом надзорные органы проверяют соответствие раскрытой информации факту. И вот тут наступает еще большее непонимание – зачем надзорные органы требуют от ИКУ раскрывать информацию, которая уже есть у них, и которая никому, кроме них, не нужна?
Все работает в поддержку презумпции вины ИКУ.
Теперь создается всероссийская ГИС ЖКХ, которая консолидирует всю информацию жилищной сферы и обеспечит взаимодействие участников жилищных отношений.
При этом все мероприятия по раскрытию информации финансируются ИКУ самостоятельно, т. е. фактически из средств потребителей ЖКУ.
Пример
Небольшое ТСЖ, созданное собственниками помещений среднего дома квартир на 60. Часто председатель такого ТСЖ – пенсионер и работает за минимальную плату. В штате ТСЖ также за незначительную плату могут работать, например, сантехник, электрик, дворник. Эти люди могут сотрудничать с несколькими ТСЖ. Квитанции изготавливает расчетный центр. Бухгалтерию ведет внештатный бухгалтер.
Предположим, что тариф на содержание составляет 20 руб. с квадратного метра. Если площадь квартиры в среднем 50 м, то во всем доме 3000 м. Следовательно, при стопроцентной собираемости ТСЖ может получить ежемесячный доход 60 тыс. руб. Из этих средств оплачивается:
— работа расчетного центра;
— аварийно-диспетчерской службы;
— вывоз мусора;
— работа председателя;
— сантехник, электрик, дворник;
— внештатный бухгалтер;
— все необходимые налоги;
— закупаются инструменты;
— запчасти;
— материалы.
Ясно, насколько реально финансировать все перечисленные работы на 60 тыс. руб. Экономить можно за счет снижения качества работ. Дополнительно ТСЖ ведет претензионную работу, участвует в судах. Это – бумага, юристы и т. п. И добросовестных плательщиков среди потребителей обычно меньше 100%.
И вот ТСЖ необходимо зарегистрироваться в ГИС ЖКХ.
Для этого потребуется усиленная квалифицированная электронная подпись (ЭЦП), которая стоит 5–8 тыс. руб.
Потребуется компьютер. Квитанции рассчитывает РЦ, бухгалтерию ведет внештатный бухгалтер, ТСЖ в своей деятельности ПК не использует.
К нему соответствующее программное обеспечение. Оценим компьютер вместе с ПО в 25 тыс. руб., а ЭЦП в 5 тыс. руб., всего получится 30 тыс. руб.
С каждой из 60 квартир надо собрать по 500 руб. дополнительно.
Далее – необходимо собрать информацию и внести ее в ГИС. А если пенсионер-председатель не знаком с этой программой? Нужен программист или хотя бы грамотный пользователь. Пусть он возьмет за свою работу даже всего лишь 5 тыс. руб., эти деньги также необходимо собрать с потребителей.
А информацию необходимо постоянно актуализировать! То есть требуется ежемесячная работа и ежемесячные расходы.
Как объяснить жильцам, что они должны сразу заплатить по 500–600 руб. и потом ежемесячно доплачивать какую-то сумму за некую ГИС ЖКХ, которая большинству из них совсем не нужна? Однако по глубокому убеждению законодателя ГИС ЖКХ очень нужна потребителям. Исходя из этого, обязанность ИКУ по раскрытию в ней информации закреплена соответствующим федеральным законом.
Очевидно, что в «дополнительных сборах» обвинят вовсе не законодателя.
Практически каждый кандидат на выборную должность органов местного самоуправления или органов власти любого уровня считает необходимым заявить о намерениях что-то оптимизировать в ЖКХ. Однако часто эти кандидаты – дилетанты, никакой внятной программы по модернизации ЖКХ у них нет.
Уже много лет у нас идет перманентная реформа ЖКХ. И невозможно сказать, что в органах власти у нас дилетанты, что они ничего не понимают.
Власть опирается на экспертные оценки, экспертные мнения, реализует программы, финансирует ряд процессов в ЖКХ. Но по признаниям представителей власти система ЖКХ далека от совершенства.
Кандидаты, заявляющие об улучшении ЖКХ, чаще всего не разрабатывают стратегии улучшения жилищной сферы, а опираются на мнение избирателей. И вот избиратели, свято веря в презумпцию вины ИКУ, просят у этого кандидата помощи в «борьбе с ворами–коммунальщиками». Кандидат не будет чему-либо учить избирателей, не будет им перечить и что-то доказывать. В обмен на их голоса он признает их абсолютную правоту. Да ведь он и сам отчасти «околдован» презумпцией вины. Он обещает разобраться с УО, ТСЖ, ЖСК. И усиливает негатив, сообщая, что он уже начал разбираться с ЖКХ, уже «накопал» материалов на уголовное дело и, как только его изберут, сразу же добьется правды.
Избиратели уходят окрыленные, уверенные в своей правоте. Презумпция вины дополнительно закрепилась «честным словом» кандидата. Кандидат получил голоса, его избрали, он стал политиком. Вроде все хорошо, вот только УО, ТСЖ, ЖСК как-то некомфортно.
 
Потребители ЖКУ
Перейдем от судов и политиков к самой многочисленной группе элементов информационной системы – потребителям ЖКУ. Упомянутые ранее суды, органы государственной власти, политики, кандидаты на выборные должности тоже к ним относятся.
Презумпция вины ИКУ приводит к созданию концепции вражды между потребителями и исполнителями коммунальных услуг. Со стороны властей, судов, надзорных инстанций по отношению к ИКУ особой вражды нет, поскольку в сложившейся ситуации профессионализм персонала ИКУ растет. Продолжать работать в условиях существенного давления могут только действительно квалифицированные люди. А профессионалы всегда вызывают уважение у других профессионалов. Кроме того, все перечисленные организации владеют существенными рычагами давления на ИКУ. В случае возникновения некой враждебности напряженность может быть легко разряжена незамедлительной агрессией в отношении ИКУ.
Агрессия может выражаться в проверке, привлечении к ответственности, предъявлении какого-то требования, от которого проблематично уклониться. Победе ИКУ в любом вопросе мешает та самая пресловутая презумпция вины.
У потребителей меньше рычагов давления, ниже компетентность, недостаточно организованности, структурности действий. В ходе информационной войны «информационные снаряды» многократно «поражают» потребителей. С учетом презумпции вины ИКУ у потребителей вырабатывается концепция отношения к ИКУ, которую иначе как «концепцией вражды» назвать затруднительно.
Концепция вражды в части своих постулатов элементарно противоречит логике. Руководствуясь ею, потребители ЖКУ стремятся причинить вред ИКУ любой ценой. Огромную радость у них вызывает привлечение УО, ТСЖ, ЖСК к ответственности. Факт, что средства на оплату штрафа берутся на самом деле из карманов этих же радующихся потребителей, их не интересует и не вызывает доверия.
Очень весело потребители услуг фальсифицируют показания счетчиков, не понимая, что фактически воруют у своих соседей. Жильцы домов повреждают, портят общее имущество, свято веря, что это не их имущество, а собственность то ли муниципалитета, то ли УО. Зачастую не задумываются, что живут именно в том подъезде, в котором бьют стекла, разрисовывают стены, а восстанавливать повреждения будут за их же счет. Жильцы бросают мусор в подъездах и во дворе, проводят переоборудование общедомовых систем отопления и водоснабжения, делают перепланировку своих квартир и элементов общего имущества.
Значительная часть потребителей абсолютно не верит ИКУ и уклоняется от переговоров с ними. Некоторые регулярно обращаются в надзорные инстанции, жалуясь на все подряд. Потребители не платят за услуги, считая, что ИКУ присвоит себе «их кровные».
Отмеченное поведение характерно вовсе не для неких диких людей. Это характерно для огромной части граждан России.
Пример
Интеллигентные люди, смущенно бросившие окурок в подъезде или «случайно» разбившие стекло. Уважаемые инженеры, умело скручивающие показания домашних приборов учета. Образованные юристы, доводящие замеченную даже незначительную ошибку ИКУ до «разгромного финала». Это люди любых возрастов, руководствующиеся самыми благородными мотивами.
Молодые люди, испортившие стену в подъезде, на самом деле писали друг другу романтические послания и вовсе не стремились что-то испортить. Бабушке тяжело донести пакет с мусором до помойки, а соседа попросить неудобно, вот и бросила его в подъезде. Перевозили мебель да своротили в подъезде перила и входную дверь – ничего не поделаешь, так уж вышло. Абсолютно законопослушный человек для экономии в конкретный месяц указал меньшие показания прибора учета, выросли расходы на ОДН, и он вместе с соседями пошел разбираться с ИКУ – что это за баснословные цифры там насчитали? И невдомек, что он сам поучаствовал в фальсификации. Примеров множество.
 
Прецедент
Одна очень показательная история произошла в 2009–2013 гг.
В наружной стене МКД в Белгороде появилась трещина. Понятно, что наружная стена дома – внутренняя стена квартиры. Собственник этой квартиры с трещиной обратился в УО. Ответственная УО осмотрела трещину и решила, что необходимо провести экспертизу.
Где взять на нее деньги, если УО действует в рамках утвержденного перечня работ и в рамках тарифа на содержание и текущий ремонт? Проведение экспертиз и средства на них в договоре управления не предусмотрены.
УО организовала общее собрание собственников, на котором объяснила ситуацию и предложила установить дополнительный платеж для экспертизы и ремонта трещины в стене. Собственники посчитали, что это проблема потерпевшего и денег не дали.
По закону УО исполняет работы по поручению собственников, которые эти работы и оплачивают. Раз собственникам не надо, то УО и права не имеет что-то делать.
Однако недовольный потерпевший обратился в ГЖИ.
ГЖИ, как водится, наказала УО, наложила штраф, обязала провести экспертизу и восстановить надлежащее состояние стены дома.
Белгородский арбитраж и апелляция предписание ГЖИ отменили.
Однако недовольный жилец обратился с жалобой в Президиум ВАС РФ.
ВАС РФ вынес очень интересное постановление от 29.09.2009 № 6464/10, которым отменил ранее принятые решения судов и установил, что в силу норм содержания и ремонта все текущие, неотложные, обязательные работы должны выполняться УО независимо от их указания в договоре управления.
На вопрос, на какие средства проводить работы, не предусмотренные договором, судом был дан ответ: «УО – коммерческая организация, и эти затраты – ее коммерческие риски». Постановление обязательно к исполнению на всей территории Российской Федерации.
Этим постановлением был создан очень серьезный прецедент. Фактически деятельность по управлению стала коммерчески убыточной и абсолютно нецелесообразной. То есть УО обязана выполнять множество работ, а денег за это просить не имеет права.
Последовало массовое расторжение договоров управления в регионах. УО инициировали смену способа на непосредственное управление собственниками и найма их по договорам подряда с ограниченным перечнем работ.
Именно вследствие создавшейся ситуации в 2011 г. ввели новую норму ч.1.2 ст.161 ЖК РФ, которая ограничивает обязанности УО минимальным перечнем, утв. постановлением Правительства РФ от 03.04.2013 № 290.
Работы сверх этого перечня могут быть предусмотрены только по договоренности сторон договора управления.
Система сдержек и противовесов
Неоднократно начинались некоторые движения за исключение из схемы предоставления коммунальных услуг посредника – УО, ТСЖ, ЖСК. Если УО и ТСЖ все поголовно воруют, пусть РСО напрямую предоставляют потребителям коммунальные услуги и собирают с них за это деньги.
Фактически такая схема управления реализуется при непосредственном управлении.
Но оказывается, РСО сопротивляются введению непосредственного управления. В прошлом году Госдума рассматривала возможность разделения процессов предоставления коммунальных услуг и услуг по содержанию жилья.
РСО заявили, что исключать из схемы предоставления коммунальных услуг ИКУ нельзя, поскольку тарифы на коммунальные услуги не включают расходы на администрирование платежей, т.е. расчет объема и стоимости предоставленных услуг, на изготовление квитанций, ведение лицевых счетов потребителей, претензионную работу и т. д. В настоящее время эту работу исполняют как раз УО, ТСЖ, ЖСК.
Неясно, кто, как и за какие средства будет определять качество предоставленного ресурса. Кто виноват в некачественно предоставленной услуге.
РСО заявляют о желании получать деньги напрямую с собственников, но, оказывается, не хотят обходиться без посредников. Ведь УО и ТСЖ даже при прямых расчетах населения с РСО остаются исполнителями коммунальных услуг, несут всю полноту ответственности за качество этих услуг, да еще и оказываются должниками перед РСО по обязательствам собственников. Исполнитель коммунальных услуг для РСО выступает в качестве бесплатного коллектора, работающего с должниками-потребителями.
Очевидно, что РСО высоко оценивают эффективность работы ИКУ, и на самом деле не считают их всех поголовно ворами.
А как считает законодатель?
Законом от 21.07.2014 № 255-ФЗ (Закон о лицензировании) институт непосредственного управления существенно ограничивается количеством квартир не более 30. Законодатель полагает правильным, чтобы работали именно УО, ТСЖ, ЖСК.
Более того, существует проблема нерентабельных домов, которые могут остаться без управления после введения лицензирования деятельности УО. Органы власти полагают, что все дома должны управляться.
Несмотря на презумпцию вины и информационную войну на самом деле ни РСО, ни органы государственной власти не стремятся к уничтожению УО, ТСЖ, ЖСК. То есть цель информационной войны – вовсе не тотальное уничтожение этих организаций.
Конкретные шаги ИКУ в сложившихся условиях мы рассмотрим в следующем номере.

Авторизация

Погода